?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Четвёртого октября Брайан Гиллеан наконец получил доступ к палате своего друга.
- Патрик?
Когда Гиллеан зашел, Патрик Макфрост сидел на полу, протирая стекла очков, но тут же подхватился на ноги.
- Брайан! Как я рад тебя видеть! Представляешь, эти идиоты не дают мне связаться ни с кем, даже с агентом. Слава Всевышнему, хоть до тебя удалось достучаться.
Мужчины обнялись. Макфрост жадно втянул ноздрями дым трубочного табака, исходящий от пальто гостя, и тут же схватил друга за рукав.
- Я тут с ума схожу, хуже этой камеры, наверное, и быть ничего не может! Ты с вещами? Тебе их выдали? Ну чёрт с ним, куплю новые, пойдём!
Брайан отвёл взгляд, не двигаясь с места. Патрик застыл, произнёс севшим голосом:
- Или ты не за мной приехал? Ты... обследовать?
Психиатр с многолетним стажем, доктор Брайан Гиллеан заставил себя кивнуть.
- Ну что ж, - горько улыбнувшись, произнёс Макфрост, - если не ты, то кто-нибудь ещё. Давай, доктор... мне тебя по-официальному сейчас, а, господин Гиллеан? Или, это... ну, оно на результатах не скажется? Тебя вообще как сюда, а?
- С трудом.
Несколько минут они сидели молча - врач и писатель, психиатр и пациент, старые друзья. Макфрост смотрел на Гиллеана с тяжелой, слепой яростью, с мольбой и недоверием. Брайан сверлил взглядом пол.
- Ладно, не расспрашивай. Сам расскажу, чего уж тут. Я... не сразу понял, что происходит. Да я и не уверен, честно говоря, что что-то происходит со мной, а не с миром вокруг. Знаю, проще меня засунуть и списать на впечатлительность, на переработку, на травму, но... я всё-таки её видел. Я узнаю её.
- Кого? - встрепенулся Гиллеан.
- Элис. Элис Адамс.
- Какую Элис? Героиню твоих романов?
Патрик судорожно кивнул. У Брайана запершило в горле, мир начал терять чёткость.
- Ты... уверен, что это она? Ты не перепутал?
- Уверен ли я? Я ли уверен?! Ох, Брайан, мне ли не быть уверенным! Да я же переспал с ней!
И Макфрост зашелся кашляющим, хриплым хохотом.
- И всё - там, где надлежит быть! Родинка на ключице, шрам на бедре, моя девочка, как я её описывал, как представлял! Помнишь? "Элли провела ладонью по тяжелым бёдрам, задержавшись пальцами на отметине - шрам змеился по коже, напоминая о прошлом, не давая забыться: кто угодно, сколь угодно близкий, может однажды взять в руки нож, поддавшись безумию ревности...". Я подумал сначала: Барбара, старуха, задумала меня со свету сжить, актриску наняла, но не бывает таких актрис, Брайан. Можно выучить роль. Можно прочесть мои книги от корки до корки, но невозможно выудить знания из моей головы, из этой чёртовой старой башки, будь она проклята!..
Схватившись за волосы, Макфрост начал раскачиваться из стороны в сторону, и только резкий окрик заставил его остановиться.
- Да... так вот. Я переспал с ней и принялся расспрашивать: что и как, что она делает, какими судьбами тут. В отпуск прилетела, говорит. А тут бар - и я к ней подошел, и она, мол, сразу поняла, что я понима... понима-аю е.. её, как... никто другой! Конечно, понимаю! Это ведь я, я её создал!
Патрик закрыл руками глаза, выдохнул и вдохнул. Медленно поднял голову.
- Я сначала подумал, что Барбара... ну подумаешь, угадала девка пару раз, так что ж теперь из них делать трагедию? А потом я начал встречать их, Брайан, своих детей, они проходили, каждый из них смотрел на меня так, как будто узнал, Тони, и Эндрю, и Алисия, крошка... и многие другие, сначала раз в неделю, потом два, теперь вот каждый день... ты знаешь, я даже рад, что оказался в психушке. Тут нет лиц, знакомых мне по книгам. И я... пишу, я пишу рассказы, ты знаешь, здесь даже уютно, только бы агенту дозвониться...
Гиллеан заметил, как писатель снова уходит в себя - казалось, ровное бормотание успокаивает его, заставляя абстрагироваться от страшных событий.
- Патрик, как давно это началось?
- Но самое страшное не это, - невпопад отозвался Макфрост. - Помнишь, Дрейк расследовал убийство жены? Я видел их. "В тот день они прогуливались по осеннему парку - Хелен смеялась так заразительно, кружилась, и её алое пальто, купленное сегодня, хлопало полами по ветру...".
Блуждающий взгляд писателя вдруг застыл.
- Брайан, она была в этом чёртовом пальто. В том самом, в котором она умрёт через полтора часа, а я ничего, ничего не мог сделать! Я подбежал к ним, я попытался докричаться до Дрейка, но он только отмахнулся, а потом врезал мне по скуле, Господь милосердный, и зачем я создал его таким вспыльчивым и упрямым... послушай, Брайан. Ты дослушаешь меня и уйдёшь. Зайди ко мне. Возьми последнюю рукопись и передай её агенту, и попроси со мной связаться. Я успел закончить повесть до... до всего этого. Понял?

Гиллеан пробыл у друга ещё с час или около того. Выходя из отделения, столкнулся со старшей медсестрой и обменялся визитками - на всякий случай. Затем выпил кофе в ближайшей столовой и зашел за рукописью, заодно поболтал с Барбарой. Миссис Макфрост выглядела уставшей, но не встревоженной, только напоследок попросила держать её в курсе ситуации.
Добрался домой Гиллеан уже после полуночи. Выгулял пса, налил себе виски. Ещё раз взглянул на визитку: "Стоун, Мелисса Хелен". Телефон, должность...
Вытащил из портфеля рукопись.
"- Пятое октября. Пятница на дворе, ночь на улице, что ж им не спится, этим ублюдкам, как будто только нам утром на работу, - прорычал офицер, закуривая вонючую сигарету. - Шерил, что мы знаем о потерпевшей?
Шерил протянула полисмену документы, вытащенные из сумочки.
- Убитую звали Мелисса Стоун, сэр. Она работала в психиатрической больнице недалеко отсюда, как раз возвращалась домой со смены."
Брайан вдруг почувствовал, как трудно ему стало дышать.

60 минут