Categories:

Эксперимент №10. Экстренный протокол №1

Ночь накрыла ненавидимый...
Нет, не так.
Просто ночь. Звезды далеко и близко одновременно, отчего в теле возникает двойственность, такая, будто от надетых очков виртуальной реальности. Этот диссонанс кружит голову, заставляет расфокусироваться. Ощущение настолько сильное, что первая фраза, звучащая напрямую в голове, проходит мимо сознания.
«...Повторяю, Женя, как слышно? Пошевели левой рукой, если слышишь, пошевели правой, если нет... Что? А. Да, если не слышишь, то можешь ничего не делать. Черт. Не так. Твою!..»
Я слышу, и потому шевелю левой рукой. Взгляд фокусируется на пальцах с трудом, картинка мигает и расплывается, распадается на синее и красное изображение, рассинхронизированое на несколько миллиметров. Мне сказали, что так бывает всякий раз после перехода, с полчаса или час времени. Чего мне не сказали, так это того, что от картинки будет тошнить.
«Отлично, Женя, молодец. Не стой так близко к ограждению, упадешь — новое тело фирма вычтет из твоей зарплаты. Что ты мне показал? Маме своей средний палец показывать будешь, умник...»
Я не слышу, но чувствую, что смеюсь. Картинка в глазах скачет, я до этого не замечал, что при смехе тело перемещается по вертикальной оси, мелко-мелко, как стакан в руках алкаша.
«А теперь внимательно. Подойди к зеркалу, три шага назад и шаг вбок отсюда. Изучи себя, ты на десяток сантиметров ниже и на двадцать кило легче, чем обычно. Женя, это важно, хотя сейчас может показаться, что ерунда. Ты привык двигаться как мужик, тебя будет заносить. Это нормально. Сожми пальцы, поразминайся, походи по квартире, привыкни. Сейчас семнадцатое апреля, температура воздуха за бортом +20, половина девятого вечера. Женя, ты помнишь, что тебе надо сделать? Ты помнишь, когда именно тебе нужно это сделать?»
Киваю в зеркало. Слух так и не включился, это неудобно: я слышу голос куратора в голове, но фоновые шумы отсечены, как под водой: только собственные пульс и дыхание. Глубина-глубина, я не... да черт. Я не нервничаю. Нет. Конечно, нет. Я готов. Может, сказать насчет слуха? С другой стороны, он мне не нужен, это мелочь... И ещё сейчас это единственное пустое тело в городе.
Я послушно разминаюсь, хожу по квартире, натыкаясь на стены и косяки, пока местное тело не начинает ощущаться родным, для проверки прыгаю с дивана на стол, со стола на стул, пока не перестану падать. И бояться. Бояться упасть, в том числе.


Ночь встречает меня запахами жасмина, сигарет, кофе и мусора. Я читал в исторической справке: местный мэр не справился с обязанностями, мусор вывозили плохо. Вот тебе и экзотическая нота, друг Женя, дыши прошлым, не обдышись.
Справляюсь со смартфоном, хоть и не с первого раза. На рабочем столе заметка, прямо посреди экрана: «После прочтения удалить».
«Дорогой Женя», прекрасно, «адрес ты найдешь ниже. Ключи для этой модели и гасилка сигнализации у тебя в рюкзаке. Как только положишь улику в автомобиль и закроешь его, ключи и гасилку спустишь в решетку канализации. После этого возвращаешься на квартиру, связываешься с куратором и мы забираем тебя обратно. В любой непонятной ситуации сообщаешь куратору...»
Блаблабла.
Я не должен знать, зачем фирме понадобилось подсовывать наркоту в автомобиль местного депутата. Куратор по большому секрету сказала, что он докопался до следов деятельности Трансвременного Туристического агентства, и, мол, нет бы как нормальный гражданин пойти в ментовку, так он решил пошантажировать. Мне нужно только достать улику из закладки и положить в автомобиль, после чего отправить уже готовое письмо на адрес нашего человека («из местных, не знает», конец комментария) в полиции. Нет ничего проще. 

Это действительно оказалось просто. Даже без слуха. Письмо получилось отправить, правда, уже заполночь, но в сроки я всё равно вложился.
«Шеф, миссия успешна!», отчитываюсь перед куратором.
«Ключи?»
Черт! «Уже смыл, и отмычку тоже». Ну и к лучшему. Дальше от места преступления.
Я возвращаюсь домой. В голове шумит то ли от усталости, то ли от рассинхронизации сознания и тела, то ли от адреналина. Дальше — то, что я пока что видел только на учебных видео и читал.
Раздеваюсь, укладываюсь.
«Женя, мы готовы к обратному переходу. Сообщи, как только дойдешь до квартиры»
«Я уже там»
Пауза, непривычная пустота в сознании.
«У нас барахлит маячок, наверное, показывает тебя где-то в парке. И вообще, показания странные. Ты в порядке? Странные симптомы? Тело полностью функционально?»
Сообщаю о том, что слуха не было — и не было с самого начала. Куратор молчит долго, почти десять минут, а когда её голос снова возникает в голове, он звучит ласково и мягко; так говорят с паллиативными больными и котятами.  
«Жень, тут небольшая проблемка... мы с тобой этого не проходили, но ты только не нервничай, хорошо? У нас небольшие проблемы, видимо, возник конфликт между телом и нашим оборудованием. Короче, обратно мы тебя не заберем. Но ты не нервничай. Ты же инструкцию читал? Вот и умница. Мы это сто раз делали, Женя, просто ребята не на первой миссии обычно. Переходи к экстренному протоколу номер один».

«В некоторых случаях, обозначенных Приложением 24 к данной инструкции, сотрудникам дозволяется и прямо предписывается перенос сознания за счет разрушения физического носителя...»
Говорят, выживаемость после применения протокола — 97%... Три процента на сбой системы.

Утро накрывает ненавидимый мной город, в котором нет даже нормальной высотки, с которой я могу сброситься головой вниз. В нормальных городах есть ещё какой-нибудь мост самоубийц. А мне приходится торчать посреди леса, мокрого и холодного на рассвете: только я, деревья и пистолет с одним зарядом. Яжагент. Яжвооружен.

Ненавижу эту работу.
Ну всё. Поехали.

1 час 24 минуты


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded